Если Вы уже причисляете себя к верующим людям, то наверняка Вас тревожит вопрос исповеди – того, что там говорить. Да и вообще – грех со всеми его ответвлениями Вас наверняка тревожит. Так вот, превращаться в следопытов и выискивать грех не надо. Существуют своеобразные методические рекомендации с точными перечнями всех грехов. Как есть справочники всех болезней, и они очень объёмные.

Исповедь должна быть вставлена в рамки таинства покаяния; каждое таинство включает в себя, по крайней мере, три основных момента: приготовление, сам «чин» и, наконец, его «исполнение». И хотя, как уже сказано выше, вся жизнь и вся проповедь Церкви суть, в каком-то смысле, приготовление к покаянию, призыв к раскаянию, существует и необходимость и предание нарочитой подготовки

Батюшка, на исповеди человек открывает священнику самые потаенные уголки своей души. Это ведь очень личное общение. И начать разговор о таинстве покаяния хотелось бы с довольно неприятного вопроса. Люди, получившие образование в советское время, хорошо помнят сюжет романа Этель Войнич «Овод». Там описана трагедия молодого человека, который на исповеди рассказал священнику о своем участии в революционном кружке. И священник его предал. В результате молодой человек разочаровался

Феофан Вышенский (1815 — 1894), епископ, затворник, богослов, публицист-проповедник. Прославлен в лике святителей. «О познании грехов и самопознании» «Познавши свою греховность, не будь холодным ее зрителем. Не проходи ее мысленно с таким же равнодушием, как ходят по чужому, запущенному и заросшему дурною травою полю. Приблизь сие познание к совести и вместе с нею начни возбуждать в

Покаяние – это не просто словесное исповедание грехов перед священником. Это духовное делание кающегося, направленное на то, чтобы получить Божественное прощение, уничтожающее грех и его последствия. Это возможно при условии, что исповедник: 1) сокрушается о своих грехах; 2) твердо намерен исправить свою жизнь; 3) имеет несомненную надежду на милосердие Христа. Сокрушение о грехах. В определенный

В лихие девяностые ходила в народе грустная притча-быль о том, как один крутой «браток» впервые на исповеди растерянно говорил священнику: «Не, какие у меня грехи, батюшка? Нету грехов. Если кого на бабки ставил, то — строго по понятиям. Ну, или завалить кого приходилось, так тоже ведь — за дело, не просто так». В этой истории, сквозь весь ее мрачный гротеск, отразилась

Почему мы должны открывать на исповеди свою жизнь и свои падения незнакомым людям (священникам) ? Нельзя ли сказать это напрямую Богу? На исповеди мы как раз и каемся в своих грехах напрямую перед Богом. Священник же при этом является не каким-то «посредником» между Богом и кающимся, а всего лишь свидетелем нашего покаяния. Об этом и сам священник каждый раз говорит

Теперь обратимся к истории Таинства Покаяния. Издревле власть отпускать грехи была усвоена епископам; начиная с III столетия сохранились свидетельства о том, что разрешение грехов совершали и пресвитеры. В древней Церкви было две формы Исповеди: публичная и тайная. Сейчас, в нашей современной церковной практике, мы знаем еще и третью форму Исповеди: общую Исповедь, которой в древней

В XI-XII веках Таинство Покаяния упоминает и исследует преподобный Феодосий в своем послании о заклании животных в день недельный, черноризец Иаков в послании к великому князю Изяславу, митрополит Никифор в поучении в неделю сыропустную, Кирик в вопросах епископу Нифонту. Но самого последования Таинства мы у них не находим. Служебник XII века указывает три молитвы, которые читал священник

К участию в Таинстве Покаяния Господь готовил Своих учеников постепенно. Он пришел в мир спасти грешников, призвав их к покаянию (Мф. 9:13). «Покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк. 1:15), – возгласил Он. Люди, сознавая свой грехи и вину пред Богом, с живой верой обращались ко Христу. Своей Божественной силой Господь врачевал людей, отпуская им грехи (Лк. 7, 47–48). Евангелие говорит, что Сын Божий,